Со времен Аристотеля счастье осмысляется как единство двух аспектов: гедонии (удовольствия) и эудаимони (чувства «хорошо проживаемой жизни»). Современные определения используют понятия, соответствующие античным, — переживания удовольствия и осмысленности, а также добавляют третий компонент – чувство принадлежности и участия в жизни (M.E. Seligman, 2005). С точки зрения теории, переживания осмысленности и принадлежности – явления совсем иного порядка, нежели простое чувство удовольствия. Однако из практического опыта известно, что обычно одно сопровождает другое. 
 
Современные исследования в психологии личности часто используют термин «субъективное благополучие» (subjective well-being) как синоним счастья. Субъективное благополучие – это позитивная оценка собственной жизни, баланс эмоций с перевесом в сторону позитивных (Diener, Suh, Lucas, & Smith, 1999).
Данные нейропсихологии  свидетельствуют о том, что мозговые механизмы фундаментального удовольствия (пищевого, сексуального) совпадают с механизмами переживания высших форм удовольствия (эстетического, духовного). Один и тот же механизм отвечает за ощущение счастья, даже если оно возникает в процессе приятных воспоминаний или предвкушения, а не от реальных стимулов.
… и как его измерить?
Оксфордский тест счастья (the Oxford Happiness Inventory (OHI), Argyle, Martin, & Crossland, 1989) был разработан в конце 1980-х  в основном для внутреннего использования на кафедре экспериментальной психологии Оксфордского университета. В середине 1990-х авторский коллектив, уже немного в другом составе (Argyle, Martin, and Lu, 1995), вспомнил о своем детище. Тест был апробирован на людях из различных культур: в США, Испании, Израиле, Китае и Тайване. Затем на его основе был создан Оксфордский опросник счастья (The Oxford Happiness Questionnaire)
В статье Christopher Alan Lewis с соавторами (2005) анализируется значительный массив исследований, посвященных связи между переживанием счастья и степенью религиозности (у католиков и иудеев). На примере этих двух «тонких матерей» становится ясно, как сложно «правильно» операционализировать их.
Между счастьем и вовлеченностью в духовную жизнь не было получено корреляций, когда:
  • Религиозность понималась как формальная принадлежность  к определенной конфессии или в терминах поведенческой психологии, как особая копинг-стратегия,
  • Счастье измерялось по Шкале счастья и депрессии.
Значимая прямая корреляция между этими двумя переменными отмечалась в случаях, когда:
  • Религиозность определялась как ориентация личности на особую систему ценностей, целей развития и т.п.,
  • Счастье измерялось при помощи Оксфордского теста счастья.
Чем можно объяснить такие различия? Некоторые исследователи (Keyes et al., 2002) различают субъективное и психологическое благополучие. В отличие от субъективного, психологическое благополучие (psychological well-being) рассматривается как причастность человека к экзистенциальному измерению, способность «выйти за рамки» своих личных повседневных проблем (Keyes et al., 2002).
Шкала Депрессии и Счастья (Depression — Happiness Scale) сосредоточена на конкретных переживаниях последних семи дней, и отражает степень субъективного благополучия; тогда как Оксфордский опросник счастья затрагивает более сложные аспекты счастья, такие как переживание осмысленности жизни, и охватывает большие периоды времени (жизнь в целом), измеряя психологическое благополучие. Получается, что разные «виды счастья» могут быть связаны или не связаны с религиозностью.  
У кого больше шансов стать счастливым?
Исследования связи между уровнем счастья (по Оксфордскому тесту счастья) и личностными особенностями проводились при помощи опросника Айзенка и Трехмерного личностного опросника (Tridimensional Personality Questionnaire). Трехмерный личностный опросник (Cloninger C.R., 1987) состоит из 100 коротких утверждений, с которыми испытуемый должен согласиться или не  согласиться. Он включает в себя три шкалы: «поиск новизны», «избегание опасности» и «зависимость от награды».
Mary E. Stewart с соавторами (2005) установили, что хроническое плохое настроение положительно коррелирует с нейротизмом и избеганием опасности, а счастье – положительно с экстраверсией и отрицательно – с избеганием опасности. Значимая корреляция была выявлена меду результатами Оксфордского теста счастья и самооценкой, наличием целей в жизни (Hills & Argyle, 2001a) и удовлетворенностью жизнью (Hills & Argyle, 2001b).
Многие исследования отмечают связь счастья с молодостью, хорошими социальными навыками, способностью и желанием сотрудничать с окружающими людьми на работе и в личной жизни. Возможно, особый вес этим характеристикам придают представления о счастье, доминирующие в обществе. С другой стороны, экстраверсия при ее «правильном использовании» помогает людям обращаться к окружающим за помощью и поддержкой, когда начинаются проблемы, и быстро восстанавливать состояние благополучия.
Многие люди становятся счастливее, когда помогают другим (или наоборот, помогают другим, движимые счастьем). Какой бы ни была направленность этой связи, люди, вовлеченные в организованное волонтерство, т.е. в постоянную или эпизодическую работу в добровольческих организациях, имеют более высокие результаты по опросникам счастья. А «неорганизованное волонтерство» (которое обычно и не рассматривается в нашей культуре как особая деятельность — помощь родным, соседям) может даже негативно влиять на субъективное благополучие из-за актуализирующихся конфликтов или чрезмерной эмоциональной вовлеченности. В исследовании Francesca Borgonovi (2008) добровольчество оказалось более эффективным «источником счастья», нежели другие формы помощи, такие как донорство или благотворительные пожертвования.
Оксфордский опросник счастья (The Oxford Happiness Questionnaire)
Инструкция. Вам предлагается набор утверждений о счастье. Пожалуйста, укажите, насколько вы согласны или не согласны с каждым из них, по шкале, где 1 балл соответствует «совсем не согласен», а 6 – «полностью согласен». Будьте внимательны при чтении теста, так как одни предложения сформулированы утвердительно, а другие – отрицательно. Не думайте слишком долго над вопросами – все равно нет «правильного» или «неправильного» ответа.
1. Я не особенно доволен (довольна) тем, как я живу.(-)
2. Я чувствую глубокий интерес к другим людям.
3. Жизнь кажется мне очень приятной.
4. К очень многим людям я испытываю теплые чувства.
5. Я редко просыпаюсь отдохнувшим (-)
6. Я не возлагаю особых надежд на будущее. (-)
7. Многое кажется мне увлекательным.
8. Я всегда с большим энтузиазмом «включаюсь» в то, что делаю.
9. Жизнь хороша.
10. Мне некомфортно в окружающем мире.
11. Я довольно много смеюсь.
12. Я удовлетворен происходящим в моей жизни.
13. Я не чувствую себя привлекательным. (-)
14. Существует разрыв между тем, чем я хотел бы заниматься, и тем, чем мне приходится. (-).
15. Я очень счастлив(а).
16. Я умею видеть красоту.
17. Я всегда могу приободрить окружающих.
18. Я могу «включиться» в любое занятие, в какое захочу.
19. Я чувствую, что не контролирую свою жизнь. (-)
20. Я чувствую себя в силах принять любой вызов судьбы.
21. Я чувствую себя бодрым.
22. Я часто испытываю радость и энтузиазм.
23. Мне сложно принимать решения. (-)
24. Я не чувствую, что у меня в жизни есть какой-то смысл или предназначение. (-)
25. Я очень энергичный.
26. Обычно у меня получается изменять ситуации в лучшую сторону.
27. Общение с людьми не доставляет мне удовольствия. (-)
28. Я не чувствую себя здоровым. (-)
29. У меня нет особенно счастливых воспоминаний о прошлом.
Примечание. Знаком (-) отмечены «обратные» вопросы, которые оцениваются наоборот (например, 6 баллов, если респондент ответил «1»).
 
psyjournals.ru 

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.