Людям легко со мной вот почему (и мне с ними, кстати, тоже). Я вижу в людях хорошее и говорю им об этом. Это легко – люди прекрасны.

В людях (разных) много красивого, в каждом – например, душа. Лицо, глаза. Руки человека прекрасны. Нос, спина. Голос, шея, смех. Характер у человека бывает прекрасным или отдельные его решения, поступки.

Если человек в делах усерден и ответственен, я хвалю его за дело – говорю, ты молодец. Если талантлив – ты так талантлив. Если человек нравится и приятен мне, я это ему так и говорю.

Правду вообще говорить легко и приятно. Никаких особенных навыков или труда не требуется.

Врать не нужно – если еще и с умыслом, особенно – тогда это лесть, даже корысть. Каким бы ни был человек, честную похвалу он сможет распознать и оценить (не всегда снаружи, но внутри он оценит).

Хулиган, отличник, дворник, продавщица, учительница, родители, взрослые друзья моих родителей – всем с самого детства от меня доставалось доброе слово (и кошке приятно).

Марату Хусаинову (одноклассник и хулиган) я говорила: смелый.

Александру Николаевичу (усы, гитара, белая рубашка): вы – мой эталон мужчины (нет, конечно, это я не говорила, стеснялась, но не сводила глаз, а внимательные глаза – это тоже почти похвала, только молчаливая).

Вовка говорит, у нас – острый дефицит похвалы (и тепла). Мне кажется, определение очень точное.

В Европе и в Штатах люди хвалят (и принимают похвалу) легче, свободнее. Кто-то скажет, это неискренне – так чего же? Вот на улице в Берлине мне говорит женщина:

– Очень красивое пальто! – смотрит и причмокивает от удовольствия почти. Обошла меня кругом и ушла. Ничего мне не продает, мы не увидимся никогда. Но ей понравилось пальто – и она сказала, подбросила похвалу в воздух, я поймала, иду, несу теперь, смотрю – мальчик лет девяти стоит у магазина с собакой. Очень крутой эрдельтерьер, шерсть красивая и такое волевое выражения лица.

Я сказала мальчику:

– Какой у тебя крутой пес!

Бросила в воздух и иду, – и мальчик стоит похваленный (порядок). Даже не сам, а пес похвален (как и я не сама – пальто), но все же – хорошо.

А что про плохое? Так с критикой у нас передоз – каждый эксперт, все знают и других ежедневно учат (вот и я только что вас) как жить. Но похвала – редкий товар, дефицитный – не знаю, почему. Многие так экономно его расходуют – то ли боятся истратить (будто конечен запас), то ли обесценить не хотят (набивают, то есть, цену, наоборот).

– Неудивительно! Могли бы сделать и получше, – говорит человек, особенно легко он это говорит, если он никак не причастен к сделанному и никогда ничего похожего не делал сам.

– Неплохо, – говорит человек комплимент, экономя «хорошо» или не считая хорошим.

Или вот Юлия Львовна (передаю привет) мне отвечает в беседе об этом на днях:

– Думаешь, им жадно? А что, если это не так? Если им не жадно. Просто у них – нет.

И я представила себе человека, которому не давали похвалу.

У человека в сердце в месте для похвалы – дыра.

Я испугалась – значит сколько этих людей еще
нужно хвалить мне или другим друзьям, или другим родным, или другим чужим посторонним, тетеньке на улице сколько раз нужно отдать похвалу, чтобы наполнить пустоту в месте для похвалы? У меня очень много дел, пока, я пошла, мне пора.

Но осеклась: высокомерно думать, что можешь – нельзя, не выйдет. Дыра это – не твоя, а его, и чтобы накопилось, ему нужно производить самому.

Нужно похвала – похвали.

Нужно тепло – согрей.

Нужна поддержка – поддержи.

Я не знаю, как это работает, но оно производится так – честное слово.

Ах вот оно что, как же я это с детства не поняла – подбросила в воздух и иду похваленная сама. Вот так фокус!

Радмила Хакова