Сейчас о кризисе семьи не говорит только ленивый. Хотя идеалисты до сих пор считают, что семья – это оплот всего, альфа и омега человеческого существования, киты и черепахи, на которых держится мир. Реалисты уже высушили все слезы по поводу деградации семейных ценностей и уже перестали считать семейный кризис масштабной проблемой.

Ну, отмирает семья и отмирает себе – многие уже как-то приспособились, кто-то нашел себя в других сферах – блогинге, сноубординге, коллекционировании арт-хауса. Кто-то привык к тому, что человеческое тепло вполне заменимо резиновой грелкой, годовые бонусы приятнее тратить только на себя, а в отпуск можно ездить с тетей или с собакой, оставшейся от первого брака.

В то же время Интернет и выпуски теленовостей пестрят курьезными сообщениями о мезальянсах с камнем у обочины, телевизором, бетономешалкой или электрошашлычницей.

Про гомосексуальные браки мы вообще не говорим – называть их нормой и даже нарочито завидовать общности интересов давно уже считается у продвинутой публики признаком хорошего тона. А те, кто их – гомосексуальные браки – ругает или возмущается, называя такую форму семьи «противоречащей природе», больны особо мрачной формой мракобесия, хуже которой только почитание культа девственности или осуждение случайных связей.

Но вернемся к кризису семьи. В реальности он наступил не в последние годы – на самом деле он наступил уже давно. Примерно в то время, когда в моду вошли идеалы романтической любви, и люди стали склонны сами выбирать себе партнеров для брака, а не пытаться любым способом выжить или объединить капиталы.

Согласитесь, экономическая основа более прочна, чем эфемерные чувства: ведь романтический угар проходит, единороги разбегаются, радуги и орхидеи исчезают, а прекрасные эльфы превращаются во всклокоченных теток и толстопузых дядек. А хозяйство, векселя, закладные и недвижимость остаются и дают основательный базис для того, чтобы жить долго и счастливо, а потом умереть в один день, представляя собой яркий положительный пример для детей и внуков – без скандалов, разводов, брошенных детей или, в лучшем случае, воскресных пап.

Поэтому социологи в последнее время все активнее высказываются в том смысле, что семья – это все-таки прежде всего коммерческое предприятие, призванное обеспечить людям удовлетворение потребности в безопасности, экономическую стабильность, особенно при выращивании (назовем это так) потомства. И не стоит ожидать от семьи большего – что каждое утро ваше ложе будет усыпано фиалками, что ваш супруг будет совершать подвиги и чудеса в вашу честь, а самое главное – что это будет длиться до той самой пресловутой гробовой доски. Ожидать такого – самое большое заблуждение: со мной согласится каждый, кто, чертыхаясь, в десятый раз перемывал ванную или тщетно напоминал: «Купи хлеба и спичек!»

И, кстати, у социологов появилась очередная спасительная теория, которая гласит, что потребность в романтической любви стоит удовлетворять в других местах – читай: с другими людьми. В семье искать ее бессмысленно: беспощадный гормональный спад жестоко убьет всех эльфов, растопчет фиалки и сгноит орхидеи, оставив после себя пепелища судебных заседаний. Не могу сказать, что эта теория приятна и всеобъемлюща, но в этом что-то есть!

Если принять как данность, что на двоих проще, чем на одного, иметь холодильник, стиральную машину, микроволновку и ипотеку, то можно не требовать от партнера невозможного и перестать жить, чутко прислушиваясь к тому, не спадает ли градус страстей. А спокойно и романтически любить кого-то другого – их может быть десяток в году, и на материальный статус они никак не повлияют.

Приняв это, семья перестает быть таким уж бесперспективным времяпровождением в ожидании неминуемого развода, а становится нормальным объектом для инвестиций. При этом всегда будет, на кого оставить детей, отправляясь на романтическое свидание.

 

Кристина Абрамовская

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here