С разными проблемами люди приходят к психологу, а частенько приходят с финансовыми. И даже если приходят вроде как «про отношения», в какой-то момент начинают ругаться про деньги. А если приходят «про деньги» – обязательно скатываются в отношения.

Очень похоже, что деньги – это только проекция, тень на стене, отражение наших подлинных чувств друг к другу, наших внутренних конфликтов. И поэтому когда мы кричим «я тебя кормлю! Нет, я в доме хозяин!» – очень бы полезно разобраться, что же на самом деле мы хотим этим сказать?

Когда я смотрю на свой опыт, то понимаю, что в моей семье выстраивание финансовых отношений прошло два очень четких порога, каждый из которых явился результатом кризиса и, одновременно, исходной точкой для новой системы ценностей. Первый порог завершил кризис поиска ролей и обозначил, кто есть кто в нашей паре.

Поясню. Когда мы поженились я был вполне профессионально и финансово состоятелен, опытен, отчетливо толстоват и отчаянно бородат. Машка же была красавицей- студенткой, жившей с бабушкой. Машка тоже была исчерпывающе состоятельна: успешна в учебе , реализована на своих подработках, вполне позволявших ей и свои девичьи потребности покрывать вполне и бабушке помогать вести хозяйство. После свадьбы для нее ситуация “захромала”: она тяжело учится, работает в нескольких местах и зарабатывает мало, а я просыпаюсь когда хочу, работаю пару дней в неделю, плюс время от времени уезжаю в командировки и приношу 90 процентов бюджета. Странная и обидная для обычного живого человека ситуация, не так ли?

Может быть поэтому для моей жены на какое-то время стало проблемой найти такое же удобное, понятное, логичное место для самой себя, как было у нее, когда она жила с родителями или бабушкой. Наш очевидный дисбаланс, неравенство ролей приводили нас к конфликтам, к непониманию с обеих сторон и, конечно же, к ссорам. Добавьте сюда тот факт, что я всегда был фрилансером, что означает мышление с ориентацией на перспективу, а она всегда жила в семье со стабильным доходом, и привыкла мыслить в режиме понедельного планирования. По началу это тоже было трудным местом для достижения договоренностей.

Как планировать семейный бюджет? Нужно ли ей вообще работать, если ее доля столь мала? Что это вообще значит – работать, и работа ли ведение дома и воспитание детей? Вопросов была масса. Когда начали рождаться дети – сначала Давид, потом Рон – нагрузка, ложившаяся на нее еще более возросла. И, в какой-то момент, вопрос «кто я такая и кто ты такой в нашей семье и кто что вкладывает и кто больше» стал очень напряженным. Наши конфликты были не всегда про деньги, но вот это вот ролевое напряжение, поиск своего места, борьба за него – они опосредовано отражались во всех ссорах.

Возможно в какой-то момент мы бы не выдержали и сорвались – не знаю, то ли наговорили бы гадостей и разбежались, то ли порешили бы друг друга. Но нас спасла одна простая мысль.

Как вы думаете, какая это была мысль?

Если принять дом, семью за целое, то в этом целом есть некий круг потребностей, которые покрываются нашими вкладами. Грубо говоря, в доме необходимо уложить ребенка спать (умножить на два, а потом на три или на четыре), помыть полы (умножить на семь по количеству дней в неделю), подобрать носки (умножить на бесконечность по количеству воображаемых ног), наполнить холодильник неизвестное количество раз, купить шубу два раза (на лето и на зиму), купить телефон – и список этот, как вы понимаете, можно продолжать.

Это и есть наш общий круг потребностей, удовлетворение которых определяется заработанными деньгами и потраченными усилиями. Когда эта картинка уложилась у нас в голове, стало понятно, что вклад в бюджет (или в удовлетворение потребностей) производят оба. Но кто-то вносит его мытьем посуды, а кто-то – консультациями в Канаде. Кто-то легко переносит смену часовых поясов, а кто-то не моргнув глазом убирает лоток за кошкой. И если, понимая это, ты видишь цельную картину, сочетание цветов, гармонию форм – ты спасен. А начинаешь сравнивать и мерить свой вклад – прощай, утонул навсегда.

Да-да, моя логика на редкость проста. В таком проекте как семья каждый безупречно вкладывает 100% свои возможностей. Потому что если это любовь, если это твоя семья, ты и не хочешь, и не можешь вкладывать меньше. Ты просто любишь свой дом, своих детей, собаку и даже мужа этого нелепого (с пузцом и бородой) тоже любишь. А вкладывать больше ты тоже не можешь, не начав раздражаться на детей, и не возненавидев собаку и не убив мужа, которые отнимают у тебя тебя. Поэтому то, что ты делаешь по-честному, от души, с бабочками в животе – это и есть для меня твои 100% и некая мера безупречности.

Ровно так же живет вторая сторона. Если бы я стал зарабатывать меньше – это вызвало бы у меня сомнения в моей мужской состоятельности, человеческой компетенции и потенции в конце концов. А если вдруг сойду с ума и ринусь работать нон-стоп, чтобы зарабатывать больше – знаю, что это вызовет у меня ощущение обиды, неоцененности отрыва от семьи, потерю смысла и даже профессиональное сгорание. Поэтому то, что я делаю, живя в семье – это тоже некая мера безупречности

Если каждый из нас покрыл половину потребностей семьи, он очевидно получает и необходимый ему ресурс в ответ. Если я люблю, и ты любишь, значит то, что мы делаем по-прежнему имеет смысл, значит каждый вложил свои 100% в это самое счастье, в этих самых бабочек в животе или где они там летают.

На то, чтобы дойти до этой точки, до этого понимания у нас ушло не один, не два и не три года, но в тот момент, когда оно стало взаимным и бесспорным убеждением, когда моя жена поняла, что сколько бы ни было в доме денег, половина из них бесспорно ее – большинство споров, скандалов, конфликтов просто исчезли.

Александр Ройтман

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here