Когда редактор озвучила задание, я чуть не завопила: «Измена!!!» Потому что она сказала: «Напиши-ка о том, что не все женщины хотят замуж. И вообще без мужчин иногда легче».

От обиды хотелось всерьез нахмуриться, наплевав на угрозу морщин. Так как мы с коллегами только и делали, что убеждали прекрасный пол: без мужчин жизни нет, даже в безвоздушном пространстве больше шансов на счастливый исход. Мы цитировали Мэрилин Монро, которая предупреждала, что самая удачная карьера не согреет в холодную ночь. Приводили «забойные» аргументы: надо же иметь под рукой кого-то, способного прибить полочку в ванной. Мы весомо заявляли, что даже неразумные обитатели Ноева ковчега отправлялись в вынужденное плавание со спутником в паре. Мы сами почти поверили в это – и тут «раскол в рядах»…

Так вот, сначала возник соблазн организовать бунт на корабле, а потом я передумала горестно «собирать лицо в гармонь», и не только из опасений покрыться морщинами. Потому что и впрямь – не всем и не всегда «уж замуж невтерпеж». И порой без мужчин действительно легче. Начнем с невыдуманных историй, предупредив: это не правило, скорее, исключение.

«Притяженья больше нет»

Знакомьтесь, барышня Анна, 27 прекрасных лет. Риэлтор, сноубордистка, умница и совершенно осознанно – свободная девушка. Свободная от серьезных отношений и видов на замужество. До недавнего времени Аня отличалась фатальной невезучестью в вопросах мужчин. Три лав-стори закончились одинаково: Аня покинута, рыдает, оценивает ущерб.

Потери стабильны: кое-что из имущества, например, разбитые в пылу ссоры тарелки или «взятый напрокат» избранником ноутбук. И нематериальная часть: лучшие годы жизни, отданные неизвестно (хотя конечно известно) кому; подорванное переживаниями здоровье, загубленная вера в лучшее, обманутые надежды.

В одну из бессонно-аналитических ночей Аня решила: «С меня хватит. Что за судьба все время выбирать неправильных мужчин и болезненные отношения?». И взяла тайм-аут, к радости любящих родителей и подруг. Аня прочитала кучу умных статей о женщинах, склонных к жертвенности в любви, о том, что каждый очередной их избранник – копия предшественника. Ей не было жаль ноутбука и тарелок, даже по поводу своего разбитого сердца не имелось сожалений. Что оплакивать и кого обвинять, если ты сама источник своих проблем? Тут не хныкать надо, а меняться.

Итак, Аня «прописала» себе насыщенную впечатлениями жизнь и полное воздержание от близких отношений – подобие диеты после жестокого отравления. У нее нет смертельной обиды на «супостатов» мужского пола, она попросту не хочет снова однообразных болезненных отношений и однотипных мужчин. По крайней мере, пока не исцелится.

«Главное, что есть я у меня»

35-летняя Наташа ультимативно изгибает бровь: «Мне не нужна вторая половинка, я цельная личность». Наташка – счастливица уже потому, что вовремя поняла: для ее персонального женского счастья мужчина не нужен. В смысле, в статусе официального мужа и 24 часа в сутки. Она – женщина-победительница, о чем говорит даже такой факт. 35 лет назад ее папа шел в загс дать новорожденной имя Виктория, «победа». Но по пути встретил приятеля, из-за чего в загс пришел в несколько измененном сознании и записал дочь в Наташки. Ну и ладно, не в Николаи же. Папин промах нисколько не изменил дочкин блистательный путь: школа с отличием, институт с красным дипломом, головокружительная карьера – в общем, кругом молодец и умница. В свое время вышла замуж…

По мере того, как подрастал общий сын, Наташка все чаще недоуменно смотрела на мужа: что этот гражданин делает в ее жизни? У нее работа, сын, фитнес-клуб, дача, состязания цветоводов. А он за что в ответе? За редкие ласки? За дежурный вопрос: «Что у нас поесть?» За пораженческие настроения – то ему страна «не та», то работа, то начальник? За возлежание на диване и заседание в Интернете?

Не каждая женщина осмелится признаться: муж стал обузой, сил отнимает, как группа малышей ясельного возраста, а радости и помощи взамен никакой. Но, во-первых, Наташка – победительница, во-вторых, она видела, что супруг тоже мается, поперек горла ему жена со своей целеустремленностью. Взяла и отпустила…

И снова победила. У Наташки стало больше времени для себя, сына и цветоводов. Она больше не натыкалась взглядом на лежащую или ссутулившуюся за компьютером фигуру мужа – поводов для раздражения убавилось. И тут же сократилось число «выместительных» окриков в адрес сына.

Наталью не понимают знакомые: надо же, супруг не сделал ничего предосудительного, а его выдворили прочь. Подумаешь, лежал на диване, жаловался на жизнь и сидел в Интернете, все это делают, иные и похлеще кунштюки отчебучивают! Жены спокойно реагируют, не ломать же из-за этого семью… Но это же рядовые семьи и обычные жены. А Наташка у нас победительница, цельная личность. И она счастлива, кто бы что ни говорил.

«И мне другой не надо»

– Девочки, к моей маме вчера опять свататься приходили, – сообщила коллега Лена. – А она отказала…

Для справки: мама Лены – Ирина Павловна, сильная мудрая женщина 55-ти лет. Два года назад не стало единственного и самого главного мужчины: ее мужа и отца Лены забрала неизлечимая болезнь… Через год после трагедии Лена стала заводить с мамой беседы: «Зачем оставаться одной, ты красивая и молодая, если хочешь, найди кого-нибудь для души, я все пойму, страшнее одиночества ничего нет». Ирина Павловна изумленно распахивала глаза: «Дочь, что значит «одна»? Как понимать «для души»? У меня был и есть человек для души – твой отец». Лена настороженно уточняла: «Мам, как это «есть»? Папы ведь нет…» А та безмятежно улыбалась: «Его нет физически, но он же всегда со мной, в моих мыслях, воспоминаниях. Когда грустно, вспоминаю что-нибудь хорошее, как он любил меня, как ухаживал…»

Лена мотала головой: «Мама! Нельзя жить прошлым, ты еще молода, нужно, чтобы кто-то был рядом!» На что Ирина Павловна твердо отвечала: «Зачем «чтобы кто-то был рядом»? Для статистики, ради успокоения? У меня была и есть огромная любовь к твоему отцу, больше такой не будет. Да я и не хочу. Это означало бы предать память о нем, плохо поступить по отношению к тебе. Давай больше не будем, а?»

Лена терзает нас: «Разве можно заживо себя хоронить? Вчера к ней наш участковый в гости приходил, дядя Жора. Приносил торт и букетик, слова красивые говорил. А она чаем его напоила, поулыбалась и отправила восвояси. Да в ее возрасте мужчины нарасхват, а она привередничает!»

Мы пожимаем плечами и говорим, что Лена еще молода, когда-нибудь она поймет: после огромной любви к замечательному человеку не страшно остаться одной. Это простой и единственный способ навсегда задержаться и в ней, и с ним.

«…любила, да не вышла замуж»

Я запретила себе вспоминать об этом, но чего не сделаешь ради красного словца и редакторского задания…

Роман был бурным, я пошла бы за ним в огонь и в воду, он, цитируя Гафта, за меня «все отдал бы, все бросил». По взглядам, прикосновениям, намекам было понятно, что вот-вот прозвучит очень серьезное предложение. Но вдруг как из рога изобилия посыпались факты биографии ненаглядного – и все с присказкой: «Я с ней когда-то, правда, очень недолго, жил».

То мы встречали лукавую барышню на улице, то в маршрутке некая смуглянка слишком дружелюбно кивала ему: «Привет…» Или в компании обнаруживалась новая знакомая, которая для моего спутника была не такой уж новой, напротив, достаточно близкой. Однажды «лимит» был превышен, я не стерпела:

– Сколько можно! В этом городе, похоже, только мне не выпала честь вести с тобой общее хозяйство. Можешь объяснить свою популярность?

Лучше бы он испугался, начал бы глупо оправдываться, может даже врать. Но он пожал плечами и как-то обыденно сказал: – А что тут объяснять. Я рано стал жить отдельно от родителей, условия имелись. Но одному было скучно, да и вообще… Знаешь, есть люди, которые могут одни, им не в тягость одиночество. А я другой, я не могу, мне лучше пусть без любви, но с кем-то рядом.

Потом горячо убеждал, что все случившиеся романы до меня – ерунда, что он всегда искал такую, уже и не верил, что «жар-птицы» бывают в природе. Те женщины ничего не значили, они всего лишь заполняли пустоту, помогали скоротать время до нашей встречи. В конце концов, им же он не предлагал законный брак, а мне предлагает…

Наверное, можно было выкинуть все из головы, вооружиться спасительным: «На них он не женился, а на мне женится!» и ринуться с головой замуж. Но я то и дело представляла, как очередная экс-пассия спрашивает его: «Ну что, теперь с этой живешь?»

А мне не хотелось быть «этой». Не хотелось утешаться афоризмом: «Не важно быть первой, важно стать единственной». Мне вообще не хотелось искать оправдание для чьей-то «всеядности». Любимый мог жить с кем-то без любви? Ну и славно, не погибнет с тоски, у него иммунитет сильный. В общем, классическое «любила, да не вышла замуж». Самый близкий человек – мама называет меня то «бедной девочкой», то «дурехой гордой». «Надо было выйти замуж, нарожать детишек, жить с ним и быть счастливой», – говорит она.

Поспорю: я не была бы счастлива, став его женой. Мучилась бы рассуждениями, что он неразборчив в связях, непритязателен, отчего бы моя самооценка стремилась бы к нулю. Счастливой меня делает мысль, что я была единственной. Которую он по-настоящему любил и хотя бы на миг задумался о последствиях своих поступков…

… Я надеялась отыскать историю, героиня которой «на ровном месте» не хотела бы замуж, без предшествующего печального опыта. Получались юные феи, не встретившие пока «единственного». Не подходит: какой толк от мнения человека «не в теме»? Только заполучив десяток шрамов, устав от одиночества вдвоем, пережив огромное чувство или отказавшись от него, вы можете осознанно сказать: «Замуж? Спасибо, не хочу. Иногда без мужчин легче». И это прозвучит искренне.

Наталья Гребнева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here