Ваш ребенок уносит из дома и раздает ценные вещи, приобщается к подозрительным компаниям, или как минимум начинает плохо учиться и вообще становится неуправляемым… Как ни странно это для взрослых, нередко дети пытаются таким образом завоевать признание в классе, заинтересовать одноклассников своей персоной. В подобных случаях родителям стоит обратить внимание на проблемы ребенка в коллективе, на то место, которое он там занял, на его социализацию. Но для этого необходимо быть знакомыми со структурой детского коллектива — хотя бы в первом приближении. …
Если начинать изучение этого вопроса с детского садика, то в нем детского коллектива как такового в общем нет. Иерархия в детсадовской группе выражена слабо, а отдельные детишки если и выделяются, то только в негативном плане — кто самый неуправляемый или кто чаще всех стоит в углу. А в школе примерно ко 2-3 классу начинается появление того, что называют «неформальными группировками» в классе — объединения отдельных детей и формирование в группах взаимоотношений «лидеров и подчиняемых».
В первую очередь, конечно, это разделение «по половому признаку» — мальчики к этому возрасту общаются, как правило, отдельно, девочки отдельно. Но внутри этих однополых групп в свою очередь идут свои разделения — как правило, на наиболее удобное для взаимоотношений количество, так называемый «психологический оптимум» — 5-7 человек. И уже в этих группках, формируется своя структура взаимоотношений. Разумеется, группки эти не постоянные — то там, то тут появляются свои «перебежчики». Кстати, в начальной школе пока это не катастрофа: вот где-то к 7-8 классу такая «неопределенность» отдельных детей будет восприниматься чуть ли не как измена. Но для подростков вообще характерна оценка с позиции только двух крайностей…
Разумеется, в любой группе (и в результате в классе в целом) выделяется свой лидер. По какому принципу? Вообще-то существует (грубо) два типа лидеров. Первый — выделяемый взрослыми и поощряемый ими — то, что в психологии принято называть «формальным лидером». В принципе, это лидер вправду немного ненастоящий. В начальной школе самим ребятам еще очень трудно выбрать себе «вожака», потому что они еще не научились различать одноклассников по структуре их личности. А потом они еще не испытывают в таком вожаке потребности: дома ими руководит мама, в школе — учительница… А педагог, который «назначает» в начальной школе того же старосту класса, тоже нередко может промахнуться — в силу того, что у самих ребятишек лидерские качества еще не очень ярко выражены, и главой класса назначают либо ученика с самым примерным поведением (как раз того, кто стремится не выделяться), или уже упомянутого вундеркинда (у которого при всех его талантах лидерских задатков может и не быть).
Разумеется, опытный педагог разглядит ребят с лидерскими задатками. Но увы, порой назначить главными предпочтет не их, потому что лидерские задатки у детей в этом возрасте в большей степени бунтарские. И такой лидер способен не организовать класс, а наоборот, взбаламутить. Таким образом и получается, что формальный лидер чаще всего собственно лидером быть и не умеет, поэтому его мало кто слушается…
Кстати попасть в такие назначенные лидеры — перспектива не самая приятная (хоть многим мамам и лестно, что именно их ребенка назначили в классе главным). Часто бывает, что такого лидера педагог вольно или невольно противопоставляет остальному классу (иногда, что называется, сверх меры). И тогда «вожак» имеет все шансы со временем стать в этом классе «омегой» — даже несмотря на протекцию педагога…
В одном из классов учительница так выделила девочку, которая пришла в школу с отличным умением читать, и в силу этого была достаточно эрудированной, имела весьма широкий кругозор и по сравнению со сверстниками богатый словарный запас. Девочка резко выделялась на фоне остального класса, и учительница не замедлила произвести ее в любимчики — причем не просто выделяла ее в учебе, но и как бы возвышала над остальным классом, постоянно ставя ее другим в пример. Потом девочке разрешили не присутствовать на уроках чтения. Дальше — больше: к тому времени, как дети научились писать, выяснилось, что девочка обладает абсолютной грамотностью (вследствие огромного числа прочитанных книг). И тогда учительница стала доверять ей… проверять письменные работы одноклассников. Причем не чисто символически, а по-настоящему — править ошибки красными чернилами и выставлять оценки. Но «апофеоз» ситуации произошел, когда учительницу посреди урока вызвали к директору, и она не придумала ничего лучше, как посадить свою любимицу за учительский стол (это во втором классе, когда рабочее место учителя кажется недосягаемой святыней!) и велела: «Следи за порядком. А кто будет плохо себя вести — записывай, я потом посмотрю». Девочке что делать? Понятно, ей было лестно такое доверие (в своем возрасте она еще не понимала, что ее откровенно противопоставляют классу), но класс просто вскипел. В отсутствие учителя была тишина. А после уроков девочку отлупили мальчишки, а девчонки перестали с ней разговаривать. В результате всего этого почета, кончившегося столь плачевно, девочке пришлось сменить школу. А о пережитой психотравме уже и говорить нечего…
Тип второй — лидер-антагонист, возникающий в классе именно по принципу «бунтарского духа», тот, которого принято называть неформальным. Ребята с такой легкостью идут за ним именно потому, что он ведет их за собой против взрослых — такие лидеры появляются в детском коллективе как раз к концу начальной школы и к началу средней, когда зарождается противостояние «дети — взрослые» (между прочим, именно в силу этого противостояния учениками очень не одобряется, когда кого-то активно защищают родители: как минимум засмеют. А то и начнут откровенно презирать). .
Как правило, этот лидер «проповедует» весьма упрощенное понятие справедливости, отстаиваемое с позиции силы (так или иначе). В старших классах, кстати, в неформальные лидеры начинают выбиваться ученики с трезвым умом и аналитическим подходом, поскольку примерно в 16-17 лет подростки уже могут оценить бесперспективность горлодерства и ценность логического мышления, уверенности в себе и трезвого расчета. Поэтому вожаками в старших классах часто становятся именно те, того принято называть «глубокими интересными личностями». Беда только, что порой учителям эта интересность и глубина не всегда нравится, потому что во многих школах, к сожалению, придерживаются принципа уравниловки и стрижки всех под одну гребенку. Вот и получается, что тот, кто по всем признаком мог бы быть полноценным лидером, на самом деле из-за учительской обструкции остается до конца школы лидером неформальным… И уже если родитель захочет решить, где бы он на иерархической лестнице детского коллектива хотел видеть своего ребенка — то оптимальным, наверное, будет не самая последняя позиция (неуверенного в себе неудачника, которого каждый норовит пнуть ради самоутверждения). Но и не позиция лидера — потому что нередко лидерство в начальной и средней школе оборачивается одними неприятностями. Пока в классе не научились ценить разумный логический подход, ребенку лучше держаться не обособленно, но где-то «в серединке», не унижаясь и не подавляя. А ближе к концу школы у него будут шансы стать полноценным лидером (приобретая таким образом навыки общения с точки зрения уверенной в себе личности). Вообще лучший способ быть оцененным и оказаться не в самом низу детского коллектива — это изначально быть личностью не просто с командирскими задатками, а интересной и увлекательной во всех отношениях. В конце концов, уже в средней школе дружба формируется не по тому принципу, кто с кем рядом живет, а что называется, по интересам. Но для этого интересы надо иметь! Поэтому родителям стоит поощрять увлечения ребенка — кстати, в таком случае вы более точно будете знать (если уж вам это нужно), чем занимается ваш ребенок, когда остается после учебного дня один без присмотра…
В средней же школе появляется разновозрастная дружба: дети уже к 9-10 годам начинают нуждаться в старшем друге. Часто они сходятся с более старшими детьми из своего же двора. Иногда это друзья по общим увлечениям (из кружка или секции), а иногда таким другом становится и руководитель кружка, особенно если у него есть задатки талантливого педагога. Кстати, иногда родители спрашивают, как обезопасить детей в случае дружбы со старшими от возможных, скажем так, посягательств на жизнь и здоровье. И тут опасность даже не в посягательствах сексуального характера — нет, иные старшие друзья могут просто стремиться подавить ребенка, унизить его (тем самым возвышаясь самому); такое хоть редко, но бывает. Так как уберечь ребенка? Способ известный и не раз уже упомянутый — обратная связь, взаимное доверие, диалог на одном языке. (Увы, этого нельзя добиться сходу — этим необходимо озаботиться чуть ли не с самого рождения малыша…).
Пусть ребенок рассказывает вам, чем и как он сегодня занимался в кружке — и если вы в принципе интересуетесь этими занятиями, расспрашиваете потомка обо всех успехах и анализируете промахи, — вы всегда будете иметь реальную картину того, с кем он проводит время. Вообще нелишне интересоваться друзьями ребенка (не допрашивать, не навязываться, не следить, а именно интересоваться) — пусть он приглашает своих друзей в гости, пусть ходит в гости к ним (и вы можете сходить вместе с ним, особенно пока он учится в начальной школе, познакомиться с родителями друга, как минимум).
Таким образом ребенок будет и себя чувствовать более надежно (то самое ощущение тыла, семьи, дома, которое собственно и делает уверенную в себе личность), и при таком самоощущении и успехи в учебе будут выше, и психологическая устойчивость лучше, и на иерархической лестнице в детском коллективе ваш ребенок будет на достойном месте!
 
По материалам www.deti-mira.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here