ПСИХОЛОГ

хотите об этом поговорить?

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Путевка в жизнь

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
В последние годы все более популярной становится система домашнего образования. Почему это происходит? Почему дети, не лишенные в силу объективных причин возможности посещать государственные или частные учебные заведения, штудируют учебники дома? В большинстве случаев все дело в родительских страхах. Расскажу, как чрезмерная любовь к своему чаду заставляет мам и пап портить своим детям жизнь.

Отдавая своего ребенка в первый класс, родители должны знать (а в подавляющем большинстве случаев знают), что поводов для беспокойства у них существенно прибавилось. И дело совсем не в школьной форме, цветах на 1 сентября, тетрадях и карандашах. Ребенок выходит в самостоятельную жизнь, пусть даже на 3-4 урока в день. В жизнь, где мамы и папы нет рядом, в жизнь, наполненную совершенно чужими людьми, в жизнь, где таится множество неизвестного, а потому страшного. А уж если ребенок не ходил в детский сад, ситуация для него совсем критична. Возможно, интересна, но уж никак не комфортна.

Родители детей любят. И потому не могут не стремиться сделать так, чтобы огромный детский стресс от начала учебы в школе (читай, самостоятельной жизни) от неизвестности и отсутствия родительской помощи свести к минимуму. А то и вовсе его избежать. В этих крайних случаях речь заходит о семейном, домашнем обучении. Родители, по крайней мере, те, которые видят себя образованными людьми, полагают, что отлично могут научить ребенка читать, писать и считать (а к первому классу уже и научили). А дальше –научить математике (благо учебники общедоступны), литературе (уж Пушкина-то читали все!), географии (хоть по атласу, хоть по Википедии), истории (ее-то все думают, что знают).

Вопрос в том, насколько ограждение ребенка от опасностей школьной жизни оправдывает устранение его из этой жизни вовсе.

Для начала – об опасностях. Их действительно множество. Как придуманных, так и реальных. В самом начале ребенок неизбежно испытывает беспокойство от отсутствия рядом мамы и присутствия незнакомых людей. Среди которых встречаются и крайне неприятные: желающие отобрать ластик, облить водой, сказать гадость или даже ударить. А если первоклассник никогда не сталкивался с таким до школы, травма может быть сильна. А если еще и училка отругала, то остается только плакать.

Но чем больше дети, тем больше проблем. В средней школе речь идет уже не просто о ластиках. Самостоятельная жизнь, которая охватывает теперь не 3-4, а 5-7 уроков в день, делается сложнее и опаснее. Чувствующие себя уже почти взрослыми дети пытаются решать эти проблемы, как им кажется, по-взрослому. Так, как они видели не только дома, но и на улице, во дворе, в кино, в компьютерной игре. Неприятные же люди, отбиравшие ластики в первом классе, тоже повзрослели и представляют собой новые опасности: избить в туалете – это уже не ластик. Жестокости (неизбежной в этом лишь условно нежном возрасте) прибавляется, а механизмов ее контроля не становится больше. Приходится или смиряться, или противостоять, рассматривая драку как род мушкетерской дуэли, защиты чести или просто сопротивления агрессии.

Половинчатая взрослость (чем дети старше, тем больше) создает новые опасности. Тем престижнее ребенок думает выглядеть в глазах одноклассников, чем он взрослее. Поэтому появляются неизбежные атрибуты взрослости: уворованные у отца сигареты, кем-то принесенное вино. Все это становится предметами «престижа».

Дальше – хуже. В старшей школе проблемы и опасности уже практически сопоставимы со взрослыми. Но решать их по-взрослому старшеклассники по-прежнему не умеют: нет установившихся механизмов и алгоритмов, просто в силу отсутствия жизненного опыта. Если к наркотическим, алкогольным, сексуальным опасностям добавить обостренное до предела чувство справедливости и осознание несоответствия взрослого мира детскому «что такое хорошо и что такое плохо», получается совсем тяжело.

Перечисление опасностей можно продолжать. Их много. Поэтому оградить от них своего ребенка часто видится родителям святым долгом. И решение о домашнем обучении в этом рассуждении может показаться естественным, но...

Чего в этом случае ребенок лишается? На самом деле, получается, что очень многого.

Прежде всего, систематического обучения. Учебник и авторитетный родитель никогда не заменят групповой работы на уроке во главе с живым учителем. И это касается всех ступеней школы. Даже если учитель плох, совместная учебная деятельность резко увеличивает объем усвоения знаний и приобретения навыков.

Далее. Ребенок, оставшийся учиться дома, лишается осознания учебы, как главного рода своей деятельности, похожей по степени занятости и ответственности на работу родителей. Важность и взрослость учебы, диаметрально отличающаяся от других домашних (в том числе игровых) занятий, может быть осознана только в коллективе таких же учеников. Причем, даже если общее отношение к учебе в классе сложилось негативное, этот негатив – тоже общее дело по важному поводу.

Но самое главное, чего лишается сидящий дома ребенок – это социализации. То есть, включения в общество, усвоения норм поведения (ценностных ориентиров, поведенческих мотиваторов и ограничителей). Какими бы ни были эти нормы, сколь бы часто они ни нарушались, их усвоение – совершенно необходимое условие выживания человека в том или иной обществе. Начальные «хорошо-плохо», конечно, дают родители, но этого совершенно недостаточно. Основная социализация происходит не на уровне семьи. Она происходит в локальном коллективе, которым и является школьный класс или группа. Если назвать, следом за Аристотелем, человека – животным социальным, наделенным разумом, то социальность эта – совершенная необходимость в общении с себе подобными. Она-то как раз и происходит на уровне локального коллектива. В жизни человека группы «значимых других» многократно меняются, но первым из них (если не считать детского сада, в котором саморегулируемость детского коллектива практически отсутствует) является школьный класс.

Опасностей, подстерегающих ребенка любого возраста, в школе много. И ими, разумеется, нельзя пренебрегать. Тем паче, нельзя их игнорировать. Но и жить в футляре все школьные годы означает жить в футляре и дальше. И неизбежно получить те же опасности уже взрослым. Как с ветрянкой: лучше переболеть в детстве, для взрослого ветрянка несравнимо более опасна.

И последнее, самое формальное и успокоительное. Система безопасности в российской школе – да, несовершенна. Предотвратить драку в туалете, подростковый секс, наркотики, алкоголь и так далее со стопроцентной гарантией невозможно. Но максимум того, что можно сделать – делается. И даже не потому, что российские учителя в едином строю считают это главной своей задачей. А потому что они обязаны. И за этой обязанностью пристально следят все, кто начальствует. Больше, чем даже за содержанием образования.

Александр Хаминский

 

Для того, чтобы оставить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться.


Реклама

Как найти общий язык с близким человеком